В чем разница между BDA и другими методами воздействия на фасции?

Если говорить в целом, можно выделить несколько основных отличий. Одно из них – то, что в BDA мы воздействуем на структуру тела радиально. Мы стимулируем объемные механические нагрузки, что вызывает радиальный (круговой) ответ от структуры. Можно сказать, 3D эффект. Другие методы работы с фасциями воздействуют лишь на поверхностные слои и, даже если им удаётся пройти на более глубокие уровни,- объемного ответа от структуры не происходит.

Ещё одно принципиальное отличие BDA – это использование материалов, которые служат проводниками, распространяющими механическое воздействие вглубь тканей и дающими возможность получить заданный ответ от тела с максимальной эффективностью. Исследования показывают, что использование соответствующих материалов увеличивает в разы площадь и глубину воздействия, по сравнению с мануальными методами.

Эти элементы, которые мы используем в работе, позволяют добиваться крупномасштабного ремоделирования соединительной ткани.
Многие терапии работают над расслаблением фасций, снятием напряжения и улучшением мобильности, но BDA – одна из немногих, помогающих укреплению фасций в долговременнной перспективе, стратегически обоснованным путём. Практически ни одна другая терапия не работает с фасциями с такой интенсивностью и с таким глобальным эффектом ремоделирования. При каждом очередном осмотре и тестировании мы тщательно документируем происходящие структурные улучшения.

Ещё одна специфически присущая BDA особенность – это то, что мы развиваем проприоцепцию, повышая качество внутренних микродвижений при помощи создания механического напряжения как стабилизирующего фактора. Мы как бы строим мост через структурную слабость, индуцируя механическое натяжение.
Представьте себе две ситуации.

В обеих у ребёнка нет контроля головы и плохо развита взаимосвязь между основанием черепа и позвоночником,- мы часто наблюдаем такую картину у детей с дцп.
В первом случае ребёнок пытается стабилизировать шею и двигать ею в разных направлениях, но, из за структурной слабости соединительной ткани, он вынужден подключать для этого широчайшие мышцы спины и без того сжатые мышцы шеи.

В это же время страдает проприоцептивная система,- потому что перенапряженные мышцы в сочетании со структурной слабостью не дают ей нужную информацию об этих участках тела.

Кроме того, в этом случае с повышенной нагрузкой работают мышцы II типа, которые контролируются сознательным усилием и быстрее утомляются.

Вторая ситуация – тот же ребёнок.

В тот момент, когда мы обхватываем шею эластичным бандажем, используя при этом вязкоупругие элементы,- мы, фактически, индуцируем механическое давление в слабой структуре.

Это механическое натяжение создаёт поддержку и в какой то степени выстраивает мост через имеющуюся слабость.
И что происходит в такой ситуации?

Снижается работа мышц II типа и необходимость в постоянном сознательном контроле движения.

Начинает работать соединительная ткань и мышцы I типа, которые, благодаря низкой скорости сокращения, больше приспособлены к длительным нагрузкам, что, например, очень важно для поддержания позы.

Теперь в этом благоприятном механическом окружении, когда ребёнок инициирует микродвижения, проприоцептивная система получает совершенно другой информацию, способствующую ее развитию.

И начинает спонтанно использовать структуру более естественным образом.